Информация о движении поданной вторично жалобы в Конституционный Суд РФ от 7.02.2012 года

| Печать |
Оценка пользователей: / 153
ПлохоОтлично 

   по вопросу о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ

   (О применении ККТ), и почему Конституционный Суд РФ принял неправосудное

   решение, что за этим скрывается, политика, или коррупция достигла высшего

   органа судебной власти, или нечто иное

 

 

 

    В новой редакции от 15.11.2012

   с существенными дополнениями от 23.01.2013

 

 

    Уважаемые предприниматели, граждане РФ.

  Определением КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О отказано в принятии к рассмотрению поданной мной вторично жалобы в КС РФ от 7.02.2012 года по вопросу о проверке конституционности ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ, поскольку, по мнению КС, жалоба не отвечает требованиям ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», в соответствии с которым жалоба признается допустимой.

  В этом определении также установлено, что решение об отказе окончательное и обжалованию не подлежит. (Прим.: Определение от 22.03.2012 №422-О-О также размещено на этом сайте, и Вы можете с ним ознакомиться).

  В связи с этим отмечу следующее. Во-первых, необходимости в обжаловании этого определения нет, мне достаточно устранить вероятные причины, послужившие основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению и вновь направить жалобу в КС РФ, и не более того, об этом подробнее я изложу ниже, но сразу сообщаю Вам, что новое обращение по этому же вопросу будет направлено в КС РФ в первом квартале 2013 года, или немного позднее. Но я обязан обратить внимание общественности на следующие обстоятельства. Как Вам известно из размещенных на этом сайте материалов, первично поданная мной жалоба в КС РФ от 19.11.2011 по этому же вопросу также была не принята к рассмотрению и возвращена, но только решением Секретариата КС РФ. Так вот, оба эти решения одинаковы по сути (т.е. жалоба в итоге в обоих случаях не была принята к рассмотрению), но коренным образом отличаются, прежде всего, по духу в нравственном отношении, да и с позиции права.

  Определение КС РФ от 22.03.2012 года №422-О-О об отказе в принятии жалобы к рассмотрению порождает немало вопросов. Несмотря на то, что право и нравственность, мораль относительно самостоятельные, но при этом очень совместимые ценности, а, следовательно, смысл и форма изложения решений Судов несет в себе еще и нравственный аспект.

  Так в чем же принципиальное отличие этих решений? Так, принимая решение о возврате поданной жалобы в КС РФ от 19.11.2011 Советник Конституционного Суда РФ С.А. Сергевнин обосновывает свое решение, ссылаясь на нормы права ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» и определений КС РФ, подробно, мотивированно обосновывает свое решение, чувствуется доброжелательность, осознаешь, что нет скрытых, обтекаемых, закамуфлированных формулировок, создающих неопределенность, препятствия осуществлению защиты прав и свобод человека, гражданина.

  И не смотря на то, что решением Секретариата КС жалоба была возвращена, и результат отрицательный, бесспорно, к такому решению должно относится с уважением.

  Но прежде чем выразить свою точку зрения с позиции права по принятому КС РФ неправосудному решению об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в Конституционном Суде РФ (Определение КС РФ от 22 марта 2012 №422-О-О), я обращаю внимание граждан, предпринимателей на странную правоприменительную, правоинтерпретационную деятельность КС РФ, что во взаимосвязи с судебной деятельностью арбитражных судов и административных органов, контролировавших исполнение законов, правильность применения законов, может приводить не только к длительному или даже бесконечному действию неконституционного акта, действием которого нарушаются конституционные права и свободы граждан, предпринимателей, причинялся значительный материальный вред (прим.: Закон №54-ФЗ на протяжении шести лет обязывал предпринимателей – плательщиков единого налога приобретать и применять ККТ вопреки положениям Конституции РФ), но такая деятельность, бесспорно, создает тотальные препятствия гражданам, предпринимателям осуществлению защиты законных прав и свобод, возмещению причиненного вреда действием неконституционных норм. И особенно такие препятствия создаются в тех случаях, когда действием неконституционного акта, либо неправильно истолкованного примененного акта, значительному числу граждан, предпринимателей причинялся масштабный материальный вред, и который обязано возместить государство в случае признания такого акта неконституционным, либо будет признано неправильное применение такого акта административным органом в отношении граждан, предпринимателей.

  И такая странная правоприменительная, правоинтерпретационная практика КС РФ выражается в следующем.

  Советник Конституционного Суда РФ С.А. Сергевнин, принимая решение о возврате поданной мной первично жалобы в КС, обосновывает свое решение, ссылаясь на нормы ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» и ранее принятых судебных актов Конституционным Судом РФ по применению и толкованию ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» (Определения от 10 ноября 2002 года № 270-О и от 27 декабря 2005 года №467-О). Сразу хочу подчеркнуть, претензий к Советнику КС РФ Сергевнину С.А. нет, он обязан руководствоваться ранее принятыми судебными актами Конституционным Судом РФ по применению ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» в аналогичных случаях, и, вероятно, такое указание Конституционного Суда Секретариату КС есть, а также исходя из того, что такое толкование является официальным (толкуется КС РФ), но без всякого сомнения не может являться нормативным по определенным причинам, но о них ниже.


  И по этому поводу отмечу следующее, «аналогичность» - понятие очень относительное, и полного сходства никогда и нигде и ни в чем нет, нет его и в праве, поэтому применять аналогию в праве необходимо с большой осмотрительностью. По моему мнению, Конституционный Суд РФ, применяя ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» в своей практике придает неправильный смысл, который противоречит тому смыслу, что реально сформулировал и зафиксировал законодатель в этих статьях (т.е. буквальному смыслу ст. 96, ст. 97 во взаимосвязи с целями и задачами судебного конституционного контроля). И такой смысл может приводить к опасным явлениям в законодательной правоприменительной политике, умышленной трансформации коррупционных интересов, преступных политических замыслов в акты, бесконечному действию неконституционных актов.

  В ст. 96, ст. 97 установлено следующее:

  Статья 96. Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации

  Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе.

  К жалобе помимо документов, перечисленных в статье 38 настоящего Федерального конституционного закона, прилагается копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело.

  Статья 97. Допустимость жалобы

  Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1)  закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

  Таким образом, по смыслу ст. 96, ст. 97 законом установлено право на обращение в КС РФ тем гражданам и объединениям граждан, чьи права нарушаются законом, примененным либо подлежащим применению, и жалоба признается допустимой, не только в случаях, когда закон применен в конкретном деле рассмотрение которого завершено в суде или ином органе, но и в случаях, когда закон только подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого начато в суде или ином органе, но не завершено.

  Конституционный же Суд РФ в своей практике принимает жалобы к рассмотрению, только если закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде или ином органе (смотри Решение Секретариата КС от 28.11.2011 №16752), а если дело не завершено, то отказывает в принятии такой жалобы к рассмотрению .

  Привожу дословно трактовку Конституционным Судом ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», изложенную на странице 2 Решения Секретариата КС РФ от 28 декабря 2011 года №16752 по моему обращению в КС РФ:

  «Между тем, приложенные к жалобе материалы не содержат информации, подтверждающей факт завершения в суде конкретного дела, в котором был применен оспариваемый Вами закон, в частности, отсутствуют сведения о вступлении в силу решения Арбитражного Суда Ростовской области от 3 июля 2009 года.

  Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, принятие Конституционным Судом Российской Федерации жалобы к рассмотрению и проверка конституционности оспариваемых в ней норм при отсутствии информации, подтверждающей факт завершения в суде конкретного дела, фактически означали бы предрешение вопроса о том, подлежат ли эти нормы применению в конкретном деле, что, по смыслу статей 118, 125 (часть 4) и 126 Конституции Российской Федерации, а также статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", недопустимо.

  В условиях, когда процесс защиты конституционных прав и свобод заявителя, осуществляемый посредством производства в арбитражном суде, не завершен…»

  Такая интерпретация КС РФ ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» явно противоречит смыслу, что зафиксировал в этих статьях законодатель, а также ст. 15 (часть 1), ст. 118, ст. 125 (часть 4) Конституции РФ, целям и задачам судебного конституционного контроля, и на практике может и, вероятно, приводила к следующему.

  Те граждане и предприниматели, которые внимательно изучили мое обращение (жалоба) в КС РФ по вопросу о проверке конституционности ст. 2,ст. 5, устанавливающее обязательное требование применять и приобретать ККТ плательщиками единого налога, знают, что я, представляя интересы предпринимателей, оспаривал требование налоговой инспекции г. Гуково, обязывающее предпринимателей, являющихся плательщиками единого налога приобретать и применять ККТ, в Арбитражном Суде в г. Ростова-на-Дону. Для защиты законных прав предпринимателей я предоставил в Арбитражный Суд правовое обоснование, доказывающее неправомерность требования налоговой инспекции, обязывающее предпринимателей приобретать и применять ККТ (см.: Жалобу в КС от 07.02.2012 г.) по двум правовым основаниям. Разрешение по первому правовому основанию находилось в ведении арбитражного судопроизводства, т.е. пунктом 2 и 3 ст. 2 Закона №54-ФЗ предоставлялось право части предпринимателей не применять ККТ, а, следовательно, и не приобретать, и Арбитражный Суд мог и обязан был отнести предпринимателей, чьи интересы я защищал в Суде, к той части, кто имел право не применять ККТ, т.к. налоговая инспекция неправильно применяла нормы материального права, т.е. неправильно был истолкован закон, и не применялся закон, который должен был применен при рассмотрении этого дела.


  Вторым правовым основанием, дающим право не приобретать и не применять ККТ уже всем предпринимателям, являющимся плательщиками единого налога, независимо от того, где и как они осуществляли свою деятельность, являлось неконституционность ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, устанавливающее требование применять и приобретать ККТ. И разрешение этого вопроса находилось в ведении конституционного судопроизводства.

  Теперь предположим такую ситуацию. Защищая права предпринимателей, я обращаюсь или кто-то другой, и еще раньше меня, допустим, еще в 2004 или 2005 году, одновременно в Арбитражный Суд с требованием признать неправомерными требования налоговой инспекции к предпринимателям применять ККТ, вследствие неправильного применения налоговой инспекцией норм материального или процессуального права, и в Конституционный Суд с требованием признать неконституционность ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, устанавливающее обязательное требование приобретения и применения ККТ для плательщиков единого налога.

  И, как следует из судебной практики КС РФ по толкованию и применению ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», Конституционный Суд не принял бы жалобу к рассмотрению, т.к. процесс защиты конституционных прав и свобод заявителя в Арбитражном Суде не завершен (см.: на сайте Решение Секретариата КС от 28.11.2011 №16752). Не озабочиваясь тем, что, вероятно, к моменту обращения в КС РФ оспариваемая норма, возможно, уже применялась к тем предпринимателям, кто не предполагал о неконституционности, или даже не понимал, что такое неконституционность, а просто законопослушно выполнял требования закона, приобрел и применял ККТ, и количество таких предпринимателей в 2008 году приблизилось к двум миллионам.

  А тем временем, допустим, Арбитражный Суд признает, что требования налоговой инспекции неправомерны, т.к. налоговая инспекция неправильно истолковала закон, и Арбитражный суд принял бы положительное решение, посчитав, что предприниматели, чьи интересы я или кто-то другой представлял в Арбитражном Суде, осуществляют торговую деятельность в тех местах, где законом предоставлено право не применять ККТ.

  В результате подобного случая неконституционные законоположения ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ продолжали бы действовать сколь угодно долго в отношении той части предпринимателей - плательщиков единого налога, кто не попал под действие норм Закона №54-ФЗ, исключающих обязательное применение ККТ, т.к. я или кто-то другой уже не имели бы права на повторное обращение в КС РФ по вопросу о проверке конституционности ст. 2,ст. 5 Закона №54-ФЗ, несмотря на то, что процесс рассмотрения защиты прав в Арбитражном суде завершен, но уже по другой причине, ведь Арбитражный суд принял положительное решение, и конкретно конституционные права этих предпринимателей не нарушены, да в принципе, и зачем мне и другим предпринимателям оспаривать неконституционнось норм, которые в отношении них не действуют и не применяются.

  Поэтому смысл, которой придает КС РФ в ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» в правоприменительной практике, и широко применяемый ко всем обращениям граждан в КС РФ, в определенных случаях однозначно неверен, несмотря на то, что толкование вышеуказанных норм права КС РФ является официальным, но не может являться нормативным толкованием, и широко применяться ко всем жалобам и обращениям в КС РФ. Но не исключено придание и применение такого смысла в казуальных случаях, когда однозначно известно, что оспариваемые нормы никогда не применялись на территории РФ, и при толковании оспариваемых норм, учитывая буквальный смысл и местоположение в системе правовых актов, не возникает неопределенности о соответствии оспариваемых норм Конституции РФ.

  А вот в этом и подобных случаях в целях защиты конституционных прав и свобод граждан, обеспечения верховенства Конституции РФ, защиты основ конституционного строя, Конституционный Суд РФ обязан принимать жалобы к рассмотрения даже при отсутствии информации, подтверждающей факт завершения конкретного дела в судах общей юрисдикции или в арбитражных судах, следовать реально зафиксированному смыслу о допустимости жалобы к рассмотрению, как это установлено в части 2 ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» и части 4 ст. 125 Конституции РФ, бесспорно, при условии, если предоставлено правовое обоснование неконституционности буквального смысла оспариваемых норм учитывая местоположение оспариваемых норм в системе законодательства РФ и существует вероятность применения этих норм и указания на то, что оспариваемая норма применяется именно в оспариваемом смысле, как это сделал я, сославшись на то, что оспариваемые нормы ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ применялись приблизительно в отношении двух миллионов предпринимателей, и это уже является «секретом Полишинеля», а общеизвестные обстоятельства не нуждаются в доказывании, а, следовательно, нет необходимости предоставлять документы, подтверждающие это в суд.

  Конституционный Суд должен проявлять озабоченность не тем, что отсутствует информация о применении норм закона в конкретном деле и завершения рассмотрения этого дела, а проявлять озабоченность о недопустимости возможного применения обнаруженных неконституционных норм в отношении граждан, предпринимателей, осознавая, что в случаях, когда действием неконституционного акта гражданам, предпринимателям, причинялся бы материальный вред, государство обязано будет его возместить за счет казны РФ, и чем раньше будет прекращено действие такого неконституционного акта или возможность применения такого акта, тем меньший вред будет причинен бюджету государства или не причинен вовсе.

  Дополнение от 23.01.2013

  Прим.: согласно ч.5. ст. 125 Конституции РФ право толковать Конституцию РФ делегировано только Конституционному Суду РФ, а учитывая какой смысл КС РФ придает ч.4. ст. 125 при обращениях граждан в КС РФ, да и другим положениям Конституции РФ, то можно с уверенностью говорить, что при толковании этой нормы КС РФ отверг логику, системную связь положений Конституции РФ с одной целью, чтобы как можно больше создать препятствий гражданам при обращениях в КС РФ, а неконституционные акты действовали бы и здравствовали бы бесконечно. Одно веселит в этой ситуации, что бессмертие и бесконечность хаосу гарантировано КС РФ.


  Указание в части 4 ст. 125 Конституции РФ и части 2 ст. 97 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» (конкретного дела) для Конституционного Суда РФ должно являться лишь поводом, чтобы начать расследование о том, применялся ли оспариваемый акт, как широко применялся, какой смысл придавался оспариваемым нормам в правоприменительной практике, осознавая, что в случаях, когда за применением оспариваемых актов устанавливался административный контроль (контроль за исполнением норм Закона № 54-ФЗ был поручен налоговым органам), то такие акты, как правило, применялись, и правоприменительный смысл нормам таких актов придается именно этими административными органами, и если из конкретного дела что-то и неясно с применением оспариваемых норм, то на стадии предварительного изучения обращения не лишним было бы Конституционному Суду РФ направлять в административные органы, контролировавшие применение оспариваемых норм, запросы о том, применялись ли оспариваемые нормы, и какой смысл придавался таким нормам в правоприменительной практике, а не искать незаконных поводов для отказа в принятии жалоб к рассмотрению.

  Следовательно, скорейшее обнаружение неконституционных актов и признания их неконституционными Конституционным Судом РФ значимо не только в интересах граждан, предпринимателей, чьи права нарушены или могли бы быть нарушены в случае применения неконституционных актов, но и в интересах государства Российского.

  Необходимо исходить из понимания того, что даже если неконституционность акта является неумышленной ошибкой законодателя и нарушает права и свободы граждан, - это уже является правонарушением. А если неконституционность является умышленным воплощением коррупционных интересов или преступных политических замыслов, - это является самым опасным из всех видов преступления, приводит не только к нарушению прав и свобод граждан, но и порождает конфликты, способствует разжиганию розни, ненависти в сфере регулируемых неконституционным актом отношениях, способствует разрастанию активной формы правового нигилизма, такую же реакцию порождает и не правильное применение норм материального права органами власти.

  У меня нет сведений о том, что неверный смысл, который придает в судебной практике Конституционный Суд РФ ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» и части 4 ст. 125 Конституции РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, приводил бы в подобных случаях к бесконечному или длительному действию неконституционных актов, нарушающих конституционные права и свободы граждан, причиняющих материальный вред, и действия которых, возможно, было бы прекращено намного раньше, раньше были бы и восстановлены конституционные права, возмещен вред гражданам, причиненный действием неконституционных норм, если бы Конституционный Суд РФ правильно толковал и применял вышеуказанные нормы права. Чтобы ответить утвердительно на этот вопрос, мне потребовалось бы изучить практику Конституционного Суда РФ за много лет, но для этого у меня нет ни времени, ни финансовых возможностей, но то, что теоретически придаваемый неправильный смысл Конституционным Судом ст. 97 ФКЗ-1 и части 4 ст. 125 Конституции РФ в правоприменительной практике может приводить к таким последствиям, в этом нет ни малейшего сомнения, или даже является одним из способов не допустить возмещения материального вреда, причиненного в результате действий неконституционных норм, гражданам, предпринимателям, в случаях причинения масштабного вреда. А это уже целенаправленная политика, опасная и криминальная. Как один из таких примеров - действие неконституционного требования приобретать и применять ККТ для плательщиков единого налога в течении шести лет. Причиненный ущерб предпринимателям равен примерно 150 миллиардов рублей, количество предпринимателей, чьи права были нарушены около двух миллионов.

Дополнение от 23.07.2013

    Обобщая вышеизложенное и даже стараясь абстрагироваться от плохого, пытаюсь осознать, почему КС РФ при обращениях граждан по вопросам оспаривания принятых актов, действием которых нарушаются или могли нарушаться конституционные права, в нарушение требований, установленных юридической наукой, способов толкования норм права придает неправильный смысл ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1, части 4 ст. 125 Конституции РФ, и отказывает в принятии жалоб к рассмотрению в определенных случаях, придавая неверный смысл вышеуказанным нормам, и учитывая логику российской действительности, можно сделать следующий вывод - предположение, вероятно, с тем, чтобы в случаях обращения граждан в КС РФ с вопросом об оспаривании правовых актов, действием которых масштабно нарушались конституционные права, и причинялся масштабный материальный вред, не принять жалобу к рассмотрению, и в случаях, когда обнаруженная неконституционность может стать причиной, представляющей угрозу, опасность для власти, довести это до сведения Президента РФ, Федерального Собрания РФ с тем, чтобы они быстро устранили опасность, т.е. внести изменения в акт, в проводимую политику, а «быдло» и за это будет благодарно власти, или, как в моем случае, создать максимально возможные препятствия и отказать в принятии жалобы к рассмотрению, с целью отвести угрозу от виновников принятия неконституционного акта, действием которого масштабно нарушались права граждан, причинялся масштабный материальный вред, и как следствие, не возмещать гражданам причиненный вред действием неконституционного акта за счет государства, и за подобное действие рассчитывать либо на увеличение бюджетного финансирования от вышеуказанных субъектов, либо, если в такие акты были трансформированы коррупционные интересы, то от лиц, сделавших «бабло» в результате действия неконституционного акта, получить соответствующее вознаграждение, свою долю, это сейчас называется откатом. Других версий и быть не может.

  Продолжу и приступаю к правовой оценке решения КС РФ (Определение от 22 марта 2012 года № 422-О-О) об отказе в принятии к рассмотрению жалобы от 07.02.2012 года по вопросу о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, обязывающих плательщиков единого налога применять и приобретать ККТ.

  Дать положительную оценку с позиции права принятому Определению №422-О-О от 22 марта 2012 года при рассмотрении поданной повторно мной жалобы от 7.02.2012 года, которая рассматривалась в составе Председателя КС РФ В.Д. Зорькина и семнадцати судей Конституционного Суда РФ, однозначно нельзя. По моему мнению, Конституционный Суд, принимая решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, действовал за гранью возможностей, предоставленных правом, с одной лишь целью, чтобы не принять жалобу к рассмотрению, а не наоборот, и тем самым способствовать защите прав и свобод, нарушенных действием неконституционных законоположений ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, что является одной из основных функций КС РФ, осуществляя конституционный судебный контроль безусловно в целях защиты прав и свобод человека, гражданина, недопущение действия неконституционных актов, восстановление нарушенных прав граждан действием утративших силу неконституционных актов в том числе, что и должно обеспечивать безоговорочно реализацию положений ст. 15 (часть 1), ст. 53, ст. 125 (часть 4) Конституции РФ.

  Определением КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О, КС РФ использовал все, что не является правом, чтобы положения ст. 15 (часть 1), ст. 53, ст. 125 (часть 4) Конституции РФ не были реализованы, и принял неправосудное решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению.

  Так, на странице 2 Определения №422-О-О от 22 марта 2012 года КС установил следующее (вышеуказанное определение также размещено на страницах этого сайта):

  «Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Е.Н.Понамаревой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

  По смыслу части второй статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность действующих нормативных правовых актов и отказывает в принятии жалобы к рассмотрению в случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу до начала производства в Конституционном Суде Российской Федерации.»


   В этой части КС обосновывает свой отказ в принятии жалобы к рассмотрению, ссылаясь на фактически представленные материалы и на часть вторую ст. 43 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», но при этом умалчивает о полном содержании смысла части 2 ст. 43 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», и каких материалов не предоставлено, чтобы жалоба была принята к рассмотрению Конституционным Судом, этакая тайна за семью печатями.

  Я предоставляю Вам в полном и точном тексте, как это прописано в ст. 43 и ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», и мной выделена жирным шрифтом та часть ст. 43, о которой умолчал Конституционный Суд, принимая решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению.

  Статья 43. Отказ в принятии обращения к рассмотрению

  Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случаях, если:

1) разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственно Конституционному Суду Российской Федерации;

2) обращение в соответствии с требованиями настоящего Федерального конституционного закона не является допустимым;

3) по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

  В случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан.

  Ст. 97 Допустимость жалобы

  «Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон».

  Таким образом, по смыслу ст. 97 и части 2 ст. 43 ФКЗ-1 "О КС РФ" законодатель установил, если акт (закон или часть закона) был отменен или утратил силу (как это в 2009 году произошло со статьей 2 Закона 54-ФЗ, в неё были внесены изменения отменяющие обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога), но если действием отмененным или утратившим силу акта были нарушены конституционные права и свободы граждан, а действием ст.2 Закона №54-ФЗ нарушались права примерно 2-х МИЛЛИОНОВ предпринимателей РФ НА ПРОТЯЖЕНИИ шести лет с 2003 по 2009 годы, и предприниматели-плательщики единого налога приобретали и применяли ККТ вопреки положениям статьи 19( часть 1 и 2), статьи 34(часть 1), статьи 55(часть 3), статьи 57 Конституции РФ.

  То в этом случае сохраняется право граждан на обращение В КС РФ и оспариванию отмененных или утративших юридическую силу актов.

  Это право прямо связано с положением статьи 53 Конституции РФ, в которой установлено право граждан на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти, в т.ч. изданием или принятием актов, не соответствующим законам, имеющим большую юридическую силу или Конституции РФ, с той целью, чтобы граждане, чьи права были нарушены, действием неконституционного акта, даже утратившим силу, и если им был причинен вред действием неконституционного акта, могли бы получить возмещение убытков за счет казны Российской Федерации. Иначе отсутствие такого права приводило бы к тому, что законодатель мог бы умышленно трансформировать коррупционные интересы лиц, групп лиц в акты (а если это раскроется, быстро отменить неконституционный акт, и, как говорят в народе: "Концы в воду", и так до бесконечности). Как это и произошло в 2009 году и в ст. 2 Закона № 54-ФЗ были внесены изменения, отменяющие обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога.

  И ещё это предоставляет возможность выявить не только законодательный брак, но и возможно умышленную трансформацию коррупционных интересов или преступных политических замыслов в акты, с целью, чтобы лица имевшие отношение к принятию таких неконституционных актов, были выявлены и привлечены к политической и юридической ответственности. Поэтому право на обращение в Конституционный Суд предпринимателями РФ, применявших ККТ с целью оспаривания требований ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ, СОХРАНЯЕТСЯ, и срока давности по оспариванию неконституционных актов утративших силу и действием которых нарушались конституционные права и свободы граждан законом не установлено, и не может быть установлено, в противном случае, конституционные права и свободы граждан превращались бы в фикцию.

  Поэтому предприниматели, которые приобретали и применяли ККТ, или чьи права были нарушены действием ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ, в праве обращаться в КС РФ по вопросу о проверке конституционности утративших юридическую силу актов (т.е. ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ).

  Возникает вопрос, так почему же Конституционный Суд РФ отказал в принятии жалобы к рассмотрению, были для этого правовые основания или нет? С позиции права оснований для отказа в принятии жалобы к рассмотрению, нет по следующим основаниям.

  Я уже обращал ваше внимание на то, что Конституционный Суд, принимая решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, не раскрывает, каких документов в представленных материалах в суд недостает, чтобы жалоба была принята к рассмотрению (прим.: обязанность любого органа, излагая решение, раскрыть все доводы по поводу принятого решения, ссылаясь на нормы законов, Конституции РФ), КС РФ умалчивает и о полном содержании части 2 ст. 43 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ», по смыслу которой, если права граждан были нарушены действием утратившего силу акта до начала рассмотрения жалобы в Конституционном Суде РФ, то отказать в принятии такой жалобы к рассмотрению Конституционный Суд не вправе.


  Учитывая смысл ст. 43, ст. 96, ст. 97 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ» и конспирологический смысл мотивировочной части принятого решения об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в КС РФ, из которого не ясно, конкретно по каким причинам был принят отказ, можно лишь предположить, что таких причин могло быть три. Сразу оговорюсь, что все они неправомерны.

  Первой причиной, по которой, предположительно, Конституционный Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, вероятно, явилось то, что Конституционный Суд посчитал, что права конкретно этого предпринимателя в период действия утратившего силу акта не были нарушены, и в материалах, предоставленных в Конституционный Суд, нет документов, подтверждающих этот факт, (т.е. то, что предприниматель приобретал и применял ККТ) и т.к. к началу обращения предпринимателя в КС РФ акт утратил силу, поэтому Конституционный Суд и отказал в принятии жалобы к рассмотрению.

  По этому поводу отмечу следующее. Да, предприниматель не приобретал и не применял ККТ в период действия ст. 2 Закона № 54-ФЗ. Но в этом случае возникает вопрос определения понятия того, что является нарушением прав граждан действием утратившего силу неконституционного акта. Это только когда гражданин выполнил требование закона (конкретно в этом случае: приобретал бы и применял ККТ), а если предприниматель не согласился с требованием закона, и стал оспаривать это требование в судах, нарушались ли права предпринимателя в этом случае, да или нет? – как это и было в действительности. Я считаю, что однозначно да, и вот почему.

  Так как предприниматель в этом конкретном случае не согласился с требованием налоговой инспекции, и принял решение оспаривать требование налоговой инспекции, применившей ст. 2 Закона № 54-ФЗ, в Арбитражном Суде, понятно, что привычный ход его предпринимательской деятельности изменился - это потеря времени, поездки в суды, либо компенсация расходов, понесенных представителем, связанных с защитой прав предпринимателя, и как следствие упущенная выгода.

  Подтверждением этого являются находящиеся в материалах, предоставленных в Конституционный Суд, два документа, приложенных к обращению об оспаривании ст. 2, ст. 5 Закона № 54-ФЗ (см. Жалобу в КС РФ от 07.02.2011). Первый документ – это правоприменительный акт (предписание налоговой инспекции с требованием к предпринимателю приобрести и зарегистрировать ККТ в налоговой инспекции г. Гуково), второй – это решение Арбитражного Суда Ростовской области об оспаривании предписания налоговой инспекции, вынесенное предпринимателю Пономаревой Е.В., чьи интересы по доверенности я представлял в Арбитражном Суде дело №53-5980/2009 году г. Ростова-на-Дону, что и является подтверждением того, что оспариваемый в Конституционном Суде акт был применен, и что действием неконституционного акта, утратившего силу к началу обращения в КС РФ, были нарушены конституционные права предпринимателя, установленные в ст. 34 Конституции РФ. Да, предприниматель не приобретал и не применял ККТ, т.к. пока велся спор в Арбитражном Суде г. Ростова-на-Дону, в статью 2 Закона № 54-ФЗ были внесены изменения, отменяющие обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога, но непосредственно в результате действия утратившего силу требования ст. 2 Закона № 54-ФЗ, предприниматель и вынужден был обратиться в Арбитражный Суд, как следствие был прерван обычный ход его предпринимательской деятельности на хождение по судам. И не имеет ни какого значения, сам ли предприниматель прозябал в судах или же осуществлял защиту через представителя.

  Но, как следует из решения Конституционного Суда РФ об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, можно предположить, что сам процесс оспаривания предписания налогового органа в Арбитражном Суде для Конституционного Суда РФ не является основанием считать, что права этого предпринимателя были нарушены действием утратившего силу регулирования, а хождение по судебным инстанциям – это, вероятно, времяпровождение, приравненное к прогулке по Елисейским полям.

  Такое предположение можно сделать при условии, если посчитать, что непосредственно по этой причине Конституционный Суд и отказал в принятии жалобы к рассмотрению. Из решения об отказе в принятии жалобы к рассмотрению этого точно установить нельзя, можно логически предположить, что это так, учитывая полный смысл части 2 ст. 43 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ». Но может оказаться и так, что второй причиной, по которой Конституционный Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, является неправильная интерпретация части 2 ст. 43 ФКЗ-1 «О Конституционном Суде РФ». И поэтому КС РФ считает, что, несмотря на то, что права предпринимателя и были нарушены действием утратившего силу регулирования, но так как это произошло задолго до начала обращения предпринимателя в Конституционный Суд, и поэтому дело не может быть начато в КС РФ.

  Но надеюсь, что подобная трактовка просто невозможна, и Конституционный Суд РФ не ограничивает права двух миллионов предпринимателей, приобретавших и применявших ККТ, на обращение в Конституционный Суд по вопросу о проверке конституционности ст. 2,ст. 5 Закона №54-ФЗ, иначе это было бы бесконечно далеко за границей права, и в случае подобного, такая трактовка будет оспорена.

  Да, предприниматель мог и не оспаривать требования налоговой инспекции, и приобрести и применять ККТ, и тогда его права были бы прямо нарушены действием утратившего силу акта, мог бы проявить и непослушание закону – не выполнить требование налоговой инспекции, но тогда был бы привлечен к административной ответственности в виде наложения штрафа, что не освобождало бы его от обязанности приобрести и применять ККТ в дальнейшем, то и в этом случае его конституционные права также были бы нарушены действием утратившего силу акта по причине наложения административного штрафа. И, вероятно, Конституционный Суд РФ в этих двух случаях принял бы жалобу к рассмотрению, если бы в материалах, представленных в Конституционный Суд РФ, были бы документы, подтверждающие эти обстоятельства, при условии, если считать, что основанием об отказе в принятии жалобы к рассмотрению в Конституционном Суде РФ и явилось отсутствие в материалах, представленных в Конституционный Суд РФ, вместе с обращением таких документов.


  Понятно, таких документов я не мог предоставить в КС РФ, т.к. пока я вел спор в Арбитражном Суде первой инстанции, были внесены изменения в ст. 2 Закона №54-ФЗ, и этот предприниматель, а также остальные предприниматели, осуществляющие деятельность на рынках, находящихся под административным контролем Налоговой инспекции г. Гуково, не приобретали и не применяли ККТ. Убежден, что правовое обоснование о неконституционности ст. 2 Закона № 54-ФЗ, предоставленное мною в Арбитражный Суд, и мое требование к Арбитражному Суду в марте 2009 года обратиться в КС РФ с запросом о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона № 54-ФЗ, это и привело к принуждению власти внести изменения в ст. 2 Закона № 54-ФЗ, отменяющие обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога. Возникает вопрос, а нарушались ли права этого предпринимателя действием утратившего силу акта в случае, когда предприниматель не приобретал и не применял ККТ, но проявлял законопослушание, как и было в действительности, обратился в Арбитражный Суд, оспаривая требование ст. 2 Закона № 54-ФЗ, действовавшего в тот период, естественно, частично прервал свою деятельность, (а в некоторых случаях предприниматели вынуждены и полностью прекратить свою деятельность, пока ведется разбирательство в судах), а если действует через представителя, оплачивает расходы представителя, связанные с защитой прав предпринимателя, и в конкретном случае: это поездки за 130 км. около десятка раз, и как следствие, и упущенная выгода, неполученная прибыль, а в отдельных случаях, и наступление банкротства.

  Следовательно, хождение по судам в результате действия утратившего силу неконституционного акта также приводит к нарушению конституционных прав граждан, предпринимателей, это бесспорно. Но, вероятно, не для Конституционного Суда, ведь в материалах, представленных в КС РФ, было приложено Решение Арбитражного Суда г. Ростова-на-Дону, подтверждающее то, что хождение по судам было вызвано в результате действия утратившего силу акта.

  Да о чем это я, это ведь только законотворцы, принимая, издавая акты, несоответствующие законам, Конституции РФ; правоприменители в лице государственных органов или органов местного самоуправления, неверно толкующие, применяющие акты; чиновники, принимающие решения, основанные не на нормах законов, - получат заработную плату в полном объеме, а то, что предприниматель или гражданин, вступая в спор с властью, понес убытки или истратил часть своей жизни на хождение по инстанциям (синоним – «хождение по мукам»), - да это же такая чепуха!

  И третья причина, по которой КС РФ, вероятно, мог отказать в принятии жалобы к рассмотрению, опять же предположительно, явилось отсутствие в предоставленных материалах в КС РФ какого-либо документа, не позволившего Конституционному Суду РФ принять жалобу к рассмотрению. Но при этом, Конституционный Суд умалчивает о природе такого документа, но такое умалчивание также является неправомерным.

  На основании приведенного мной правового обоснования следует сделать вывод, что Конституционный Суд принял неправосудное решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению, а нарушенные права действием утратившего силу акта предпринимателя, от имени которого я обращался в КС РФ, и права двух миллионов предпринимателей, которые действительно приобретали и применяли ККТ в период с 2003 по 2009 годы, а косвенно всех граждан России, оказались для КС РФ несуществующими.

  Вероятно, быть последователями агностицизма для Конституционного Суда РФ в этой ситуации оказалось более выгодным, чем быть приверженцами рационализма.

  Утверждение Джорджа Беркли, изложенное в «Трактате о началах человеческого знания», что окружающий мир существует только, если воспринимается непосредственно, подтверждается практикой КС РФ, особенно в тех случаях, когда отсутствует мышление, зачем же мыслить, такая излишняя функция сознания человека.

  Вывод: принятое КС РФ конспирологическое Определение №422-О-О от 22 марта 2012 года об отказе в принятии к рассмотрению жалобы по вопросу о проверке конституционности ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ по форме и содержанию безнравственно, не несет стремления КС РФ содействовать защите прав и свобод граждан, нарушенных действием утратившего силу акта, непосредственно, как минимум, двух миллионов предпринимателей, и косвенно – практически всех граждан РФ. И с позиции права отказ в принятии жалобы к рассмотрению однозначно неправомерен. Временной ресурс жизни человека, истраченный на защиту прав, нарушенных утратившим юридическую силу актом, также является нарушением прав человека. Учитывая вышеизложенное, а также содержащееся в резолютивной части Определения №422-О-О от 22 марта 2012 года, что Определение окончательно и обжалованию не подлежит, и как я уже отмечал выше, необходимости обжаловать это Определение нет, полагаю, эти обстоятельства свидетельствуют, что Конституционный Суд РФ, принимая решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, предпринял все возможные меры, не совместимые с правом, и перешел за грань права, с единственной целью не принять жалобу к рассмотрению.

  Так как в случае признания Конституционным Судом ст. 2, ст. 5 Закона № 54-ФЗ несоответствующими Конституции РФ, то в этом случае государство обязано будет не только возместить вред, причиненный примерно двум миллионам предпринимателям в результате действия этих норм, но и должны сложить с себя полномочия и Медведев Д.А., и депутаты ГосДумы, вероятно и действующий президент РФ, потому, что никто из вышеназванных субъектов госвласти в 2009 году не инициировал запрос в КС РФ по вопросу о проверке конституционности этих норм, а они при тех обстоятельствах в 2009 году не могли не обнаружить неопределенности в вопросе о соответствии требований приобретать и применять ККТ для плательщиков единого налога Конституции РФ, а следовательно, проявили преступное бездействие.

  Также есть очень веские основания полагать, что неконституционность этого акта является трансформацией коррупционных интересов в закон, пока что неустановленного круга лиц, но хорошо распознаваемого.


  Поэтому единственный способ, чтобы избежать подобного развития событий - это не принять жалобу к рассмотрению в Конституционном Суде РФ.

  И форма и конспиралогический смысл неправового решения об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, изложенного в Определении КС от 22 марта 2012 года №422-О-О, со всей очевидностью, подтверждает эту версию.

  Но в этом случае может возникнуть вопрос: если КС РФ пренебрег правом, приняв неправовое решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению, где гарантия того, что в случае если жалоба будет рассмотрена, КС РФ признает неконституционность оспариваемых норм Закона №54-ФЗ? На это отвечу так. У стороны ответчика, т.е. органов, разработавших и одобривших закон нет и одной тысячной доли процента, чтобы обосновать с позиции права конституционность оспариваемых норм, кроме того конструкция Закона №54-ФЗ построена таким образом, что в ней отчетливо усматривается трансформация коррупционных интересов неопределенного круга лиц, и законодатель был озабочен не правами граждан, интересами государства, а тем, чтобы как можно большее количество предпринимателей обязать приобретать и применять ККТ, с целью гарантированно обеспечить получение сверхприбыли нужным лицам, группам лиц, не вызвав социального бунта (протесты были, это мы знаем, но такие умоляющие). Ну, а мое правовое обоснование о неконституционности оспариваемых норм не оставляет никакой надежды стороне ответчика. Поэтому единственный способ избежать признания неконституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ – это не принять к рассмотрению мою жалобу. Что, со всей очевидностью, подтверждает принятое закамуфлированное решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению Определением КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О.

  Безусловно, в случае рассмотрения этой жалобы средства массовой информации не оставят без внимания столь неординарное дело, и, несмотря на то, что практически все СМИ контролируются властью, шума вселенского вряд ли удастся избежать, и по-тихому принять решение не удастся, как это было с принятием решения об отказе в рассмотрении поданной мной жалобы.

  В связи с принятым неправосудным решением, как по форме, так и как несоответствующее содержанию норм конституционного процессуального права, Конституции РФ, возникает вопрос, почему это произошло, что за причины побудили КС РФ принять неправосудное решение, это ведь уровень не районного суда. Если поразмыслить, то причин может быть много, от банальных до системных. Поэтому остановлюсь на трех системных, две из них характерны для сегодняшней российской политико-правовой действительности.

  И одной из этих причин могла быть политическая целесообразность принятия неправосудного решения, желание избежать некоторой политической нестабильности в стране и забота о казне государства Российского. Ведь если Конституционный Суд РФ признает неконституционность ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, в чем нет ни малейшего сомнения, то в этом случае должны сложить с себя полномочия и бывший Президент РФ, вероятно, и действующий, да и ГосДума РФ должна принять решение о самороспуске, и Российская казна может уменьшиться на 150-200 миллиардов рублей, также появятся юридические основания для привлечения высших должностных лиц государства к ответственности, т.к. есть косвенные подтверждения, что и действующий и бывший Президенты РФ знали о неконституционности обязательного применения ККТ для плательщиков единого налога.

  По этому поводу отмечу следующее, если допустить, что именно по этой причине КС РФ принял неправовое решение, то это и в мизерной части не оправдывает КС РФ, и КС РФ известно, что там, где нет места праву, нарушаются основы конституционного строя, массово нарушаются права и свободы граждан в угоду коррупционным интересам и преступным политическим замыслам, бунта на таком корабле не избежать, и от разрушительных ураганов не уйти. А для того, чтобы в стране была политическая стабильность, нужно просто соблюдать требования законов, Конституции РФ, в том числе и Конституционному Суду РФ.

  Второй причиной, которая, с некоторой долей вероятности, могла повлиять на принятие Конституционным Судом РФ неправосудного решения, – это банальная для сегодняшней российской действительности царствующая коррупция.

  А, учитывая то, что коррупционная составляющая действия ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ предположительно составляла в физическом денежном выражении сумму в размере 10-15 миллиардов рублей в год, то нельзя исключать вероятности того, что часть этих денег дошла и до Конституционного Суда РФ. И схема распределения сверхдоходов, полученных от действия ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, по данным одного из источников, была следующей. Здесь я должен оговориться в связи с тем, что источник я не могу назвать, Вы понимаете, какая судьба будет ожидать этот источник на этом этапе времени, даже, если и будет принято решение о неконституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, и сложат с себя полномочия высшие должностные лица государства, гарантировать безоблачное будущее такому источнику не смог бы даже советский Госстрах.

  Поэтому я назову предполагаемую схему получения и распределения сверхдоходов, полученных от действия ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, учитывая фактические обстоятельства, связанные с продажей ККТ, обязательной заменой ЭКЛЗ ежегодно, и обязательным обслуживанием ККТ в монополизированных организациях. Основной, я повторяю предположительно, статьей сверхдоходов в результате действия ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ была разница в реальной стоимости ЭКЛЗ и реализуемой предпринимателем. С учетом производственных затрат и торговых наценок, и в конкурентной среде, цена не могла быть более двух тысяч рублей за единицу, в 2009 году стоимость ЭКЛЗ составила в г. Гуково девять тысяч триста рублей, я полагаю по стране цены были одинаковыми. Получается разница в семь тысяч рублей, пользователей ККТ, только предпринимателей – плательщиков единого налога, было около двух миллионов, следовательно, сумма сверхдоходов могла составлять ежегодно сумму в пределах 15 миллиардов рублей, т.к. временной ресурс эксплуатации ЭКЛЗ был установлен в один год. Почему не полгода? Доходы бы увеличились в два раза. А учитывая, что организации, продававшие, обслуживающие ККТ, и производящие замену ЭКЛЗ, были близко расположенными к налоговым инспекциям, и то, с каким упорством налоговые органы принуждали предпринимателей приобретать и применять ККТ в некоторых случаях и с привлечением прокуратуры и милиции, понятно, для устрашения, даже в тех торговых местах, в которых, если правильно истолковать нормы Закона №54-ФЗ, в которых установлено исключение, не требующее обязательного применения ККТ, и предприниматели не должны были применять и приобретать ККТ, но нет, налоговые органы принуждали, поэтому, предположительно, схема распределения сверхдоходов была следующей. Из 15 миллиардов рублей сверхдоходов 50 % от этой суммы оставалась руководству налоговых инспекций, остальные 50 % отправлялись в региональные управления налоговой службы, там еще, вероятно, делились и пилились пополам и дальше, также вероятно, 3-4 миллиарда рублей отправлялось в Федеральную Налоговую Службу в Москве, ну а там эти деньги могли также пилиться, и не исключена вероятность попадания этих денег и в ГосДуму, вполне возможно, и руководителям фракции, и спикеру, и т.д.


  Не потому ли обещанная отмена ст. 2 Закона №54-ФЗ, обязывающая применять ККТ для плательщиков единого налога, министром экономического развития РФ Набиулиной Э. в начале 2008 года не была выполнена, и проект закона об отмене был надежно спрятан под сукно? Не планировалась отмена и в 2009 году, т.к. в марте 2009 года пришел официальный ответ предпринимателям г. Гуково, осуществляющим предпринимательскую деятельность на рынке «Гагаринский», из ГосДумы РФ, о том, что в 2009 году не запланировано внесение каких-либо изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ. Предприниматели обращались с просьбой в ГосДуму либо отменить обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога, либо хотя бы разрешить применять дешевые кассовые аппараты без наличия в этих устройствах ЭКЛЗ.

  И не потому ли на мое обращение в декабре 2011 года Президенту РФ Медведеву Д.А. и руководителю фракции КПРФ в ГосДуме Зюганову А. дать политико-правовую оценку явлений, связанных с принятием Закона №54-ФЗ и внесениями изменения в ст. 2 Закона №54-ФЗ, отменившие обязательное применение ККТ, до сегодняшнего дня остаются без ответа (я пишу эти строки 14.11.2012). О природе этого умолчания Вы сможете узнать из материала «Комментарий на уведомление Администрации Президента от 12.12.2011 года» в новой редакции с существенными дополнениями, который будет размещен на страницах сайта до конца февраля 2013 г.

  По этому обращению предпринимателей г. Гуково в ГосДуму отмечу следующее. Граждане могут просить, умолять, возмущаться, выражать негодование по поводу происходящего, но если в вашем распоряжении нет аргументов, фактов, правовых оснований, «козыря в руках», которые позволили бы вам заставить власть выполнить вашу просьбу, требование, то можете не рассчитывать на положительный результат. Власть, если что-то и меняет, то только под давлением таких обстоятельств, не изменив или не устранив которые, может оказаться в ситуации, угрожающей ее существованию, и обязательно изменит те обстоятельства, которые связаны с реализацией незаконных интересов самой власти, или незаконных интересов лиц, групп лиц, приближенных к власти, опасаясь, что публично-правовой конфликт может получить широкую огласку в нежелательном для власти свете.

  Поэтому, как только в начале марта 2009 года в Налоговую инспекцию г. Гуково мною было предоставлено правовое обоснование неконституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ и требование к налоговым органам инициировать изменения в ст. 2 Закона №54-ФЗ, а в конце марта 2009 года я обратился в Арбитражный Суд с требованием к суду обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ, это и был тот аргумент, который власть не могла игнорировать, и стремительно уже в июле 2009 года внесла изменения в ст. 2 Закона №54-ФЗ, сразу и планы в ГосДуме РФ поменялись. Ведь власть понимала, что в случае, если не будут внесены изменения в ст. 2, то значит, есть большая вероятность, что я обращусь в Конституционный Суд по вопросу о проверке конституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ, но а юридические последствия такого обращения Вам известны, и у власти не вызвали бы радости.

  Но в июне 2009 года власть лишь изменила обстоятельства, угрожавшие ей, но не устранила полностью, т.е. не обратилась самостоятельно в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ, вероятно, посчитав, что я уж точно не обращусь в Конституционный Суд РФ после внесения изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ, т.к., вероятно, и в страшном сне не предполагала, что я воспользуюсь возможностями, предоставленными правом, и попытаюсь превратить их в действительность, предложив предпринимателям РФ, применявших ККТ в период с 2003 по 2009 годы, вариант договора, который размещен на сайте в документе «Обращение к предпринимателям РФ от 09.12.2011 года». (прим.: Обращение к предпринимателям РФ, применявшим ККТ, временно снято со страниц сайта и будет вновь размещено на сайте с существенными дополнениями до 31.01.2013 г.) И чтобы исполнить договор, я обязан обратиться в КС РФ по вопросу о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ.

   Дополнение от 23.01.2013

  Почему власть не предполагала, что после внесения изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ, отменившие обязательное применение ККТ для плательщиков единого налога, кто-либо из числа предпринимателей, применявших ККТ, обратиться в КС РФ по вопросу о проверке конституционности требований ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ? На это отвечу так. Во-первых, ведь никто из предпринимателей, применявших ККТ в период действия ст. 2 Закона №54-ФЗ с 2003 г. по 2009 г., не обратился в КС РФ с таким вопросом, следовательно, после внесения изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ такая вероятность была нулевой, так как власть знает, как знают и граждане, и предприниматели, что при рассмотрении категории дел, когда предметом судебного разбирательства являются конфликты публично-правового характера (конфликты с властью), и особенно той категории дел, когда оспариваются незаконные и, вероятно, умышленно преступные действия власти, будет создано невероятное число препятствий, и даже в случаях положительного решения суда гражданин, предприниматель всегда останется в проигрыше, многократно превышающем защищаемые блага, т.к. на сегодняшний день положение ст. 53 Конституции РФ не получило должного развития в виде принятия специального закона, в котором был бы установлен справедливый порядок возмещения вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов власти, и убытков, понесенных для восстановления нарушенных прав, и справедливой компенсации за неполученные доходы (упущенная выгода), а о компенсации морального вреда и говорить не приходиться.

  Поэтому и лезут во власть бездари, пройдохи, мошенники и откровенный криминал, а это криминальная идеология, господствующая более двадцати лет и приведшая к созданию организованной, хорошо структурированной общероссийской коррупционной системы, и это полностью удовлетворяет пришедших к власти либерал-реформаторов, а если быть точнее, то клана этнических клонов эго-реформаторов и их прихвостней.

  А относительно конкретно этого обращения в КС РФ (с учетом юридических и политических последствий для власти, и в первую очередь для бывшего Президента РФ и Федерального Собрания РФ, в случае принятия и рассмотрения жалобы в КС РФ и признания неконституционными ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ), как я предполагал и ранее оговаривал в материале «От автора сайта», будет создано столько препятствий и преград, что расходы и убытки, понесенные в связи с оспариванием этих норм, будут очень значительны. И на сегодняшний день, могу довести до Вашего сведения, начиная с апреля 2008 года, т.е. со времени, когда я взял на себя обязательства защищать права предпринимателей, торговавших на рынке ООО «Трейд» г. Красный Сулин РО, от которых налоговые органы требовали приобретения ККТ, а с середины февраля 2009 года, когда я негласно стал защищать права всех предпринимателей РФ, применявших ККТ, мои расходы и убытки, понесенные за этот период, превысили стоимость десятков кассовых аппаратов.


  И нет ни малейшего сомнения в том, что власть знает или предполагает об этих обстоятельствах, поэтому, и была уверена на тысячу процентов, что никто и никогда не обратиться в КС РФ по вопросу о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ. Также власть учитывает и правовую неосведомленность и разобщенность, нерешительность и даже страх социума, ведь в ответ власть может, используя неправовые методы администрирования, начать кошмарить таких предпринимателей, граждан.

  Ну а то, что в среде предпринимателей найдутся те, кто не ведают страха для преодоления вышеуказанных обстоятельств, воспользуются возможностями, предоставленные правом, предложат предпринимателям, применявшим ККТ, вариант гражданско-правового договора, аналогичного моему, ныне действующая власть по определению не могла предвидеть, т.к. напрочь лишена способности к таким умозаключениям.

  Подчеркну, что, если бы в 2009 году власть самостоятельно обратилась в Конституционный Суд РФ с запросом, возместила бы вред, причиненный действием неконституционного акта, то политические и юридические последствия для власти тогда были бы многократно менее отрицательными, чем, вероятно, будут после моего обращения в Конституционный Суд РФ и признания неконституционными ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ.

  Вернусь к прежнему вопросу о второй версии, т.е. коррупционной составляющей, что могла повлиять на принятие закамуфлированного неправосудного решения Конституционным Судом РФ об отказе в принятии жалобы к рассмотрению.

  Вероятно, некоторые граждане, судьи Конституционного Суда РФ, прочитав этот материал, с возмущением и праведным гневом подумают, как это можно такое подумать о Конституционном Суде РФ. На это отвечу так: когда Вы посещаете мои страницы в интернете на сайте «Народ, право и власть», справа от центра на мониторе мной размещены цитаты мыслителей, просветителей, писателей, философов, с определенной целью, либо воздействовать на читателя, напомнить о непреложных истинах, либо объясняющие какое-то явление, и там есть изречение мыслителя, писателя Виктора Гюго, прочитайте его, и Ваше возмущенное состояние духа придет в равновесие. Я же напомню и поясню, что человек, приобретая, получая определенный должностной статус, вместе со статусом не приобретает пожизненно непорочность и святость, и Конституционному Суду РФ необходимо также об этом помнить и принимать не закамуфлированное неправосудное решение, а ясно указать, раскрыть причины, которые могли послужить основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению, как этого требует закон. Но все дело в том, что, если указать причины, о которых я предположительно упомянул выше, то в этом случае нельзя было бы принимать решение об отказе к рассмотрению жалобы. А если объективно была такая причина, то необходимо указать ее, сославшись на нормы права, с той целью, чтобы гражданин, обратившийся в КС РФ, мог устранить такие причины, если это возможно, чтобы вновь обратиться в суд.

  Я полагаю, что конспиралогическая форма мотивировочной части решения КС РФ, где все призрачно, туманно, такое восточное искусство введения в заблуждение, в сочетании с резолютивной частью, о том, что решение окончательное и обжалованию не подлежит, была адресована мне со смыслом: «Все, Евгений Семенович. Дело – труба. Больше Вы не сможете чего-либо предпринять». По этому поводу отвечу, что меня это никак не задело, и караван идет дальше.

   Дополнение от 23.01.2013

  Более того, я предполагал, что КС РФ попытается отказать в принятии жалобы к рассмотрению по какой-либо формальной причине, но в границах права, но то, что будет принято такое конспирологическое, безнравственное, неправовое решение, я не ожидал. Но почему я все-таки предполагал, что КС РФ попытается найти формальный повод для отказа в принятии жалобы к рассмотрению? Да потому, что есть веские основания полагать судебная власть в РФ не является независимой, самостоятельной, а является лишь придатком исполнительной и законодательной властей, и, конечно, будет действовать в интересах лиц, представляющих эти власти, независимо от того, законные или незаконные эти интересы.

   И разрешение вопроса о зависимости судебной власти от Президента РФ, исполнительной и законодательной властей, находится в устранении противоречий конституционных принципов, но об этом позже.

   По поводу принятия конспирологического неправового решения КС РФ об отказе в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О) отмечу, что подобное решение не является вершиной «искусства, мастерства» принятия неправовых актов, несмотря на очень высокий статус авторов. Мне пришлось в 2006-2007 году останавливать действие нормативно-правового акта – Постановление Главы Администрации г. Гуково от 2005 года № 300. Так вот этот правовой акт, вне всякого сомнения, - проявление «высшего мастерства на основе могучих знаний», не смотря на невысокий уровень издателя. Так, Глава Администрации г. Гуково в 2005 году издал Постановление № 300, в котором одним росчерком пера оживил здания, торговые палатки, киоски, землю и т.д. (неодушевленные объекты) и превратил их в представителей одушевленного мира, то бишь в индивидуальных предпринимателей, юридических лиц. Для ясности привожу извлечение из приложения № 1 к Постановлению № 300 от 2005 года.

  Понятие «рынок» определено следующим образом: «Рынок – это юридическое лицо или индивидуальный предприниматель». Таким образом объект гражданского права (рынок) превращен в субъект гражданского права (индивидуального предпринимателя или юридическое лицо). Ничего подобного не могли проделать ни шаманы, ни колдуны, ни прочие представители оккультных наук, «властители» тайных знаний, сокровенного смысла предметов и явлений, за всю историю своей деятельности. А узнай они о том, что проделал Глава Администрации г. Гуково, то взвыли бы от зависти, осознав всю ничтожность своего существования, выбросили бы все свои прибамбасы, обзавелись бы авторучками и переквалифицировались бы в глав местных администраций. С какой целью главе администрации понадобилось такое превращение? Конечно же, уважаемый читатель, все для блага человека, во имя человека, так всегда прикрываются «благодетели». Настоящей целью этого Постановления было желание поставить под административный (незаконный) контроль органами местного самоуправления предпринимателей, осуществлявших торговую деятельность на рынках г. Гуково. Да и не только на рынках, на основании этого Постановления кошмарились предприниматели, осуществлявшие торговую деятельность и в магазинах, а собственник одного частного рынка практически был доведен до банкротства. Как я остановил действие этого Постановления, и во что мне это обошлось, - это отдельная история. Но то, что предприниматели г. Гуково получили и материальную, и моральную выгоду от прекращения действия этого Постановления, - это факт, их перестал кошмарить торговый отдел г. Гуково, но взамен был разработан новый проект кошмара, в основе которого лежат провокации, создание конфликтов между предпринимателями и потребителями, и затем защитники потребителей неправильно толкуя и применяя нормы Закона «О защите прав потребителей», Закона «О техническом регулировании», норм ГК РФ, достигает своих целей. И участвует в этом целая коалиция из органов госвласти, местных органов самоуправления, но это уже другая история.


  Так что КС РФ необходимо еще совершенствовать свое искусство, чтобы достичь подобных вершин в принятии неправовых актов.

  Поэтому, уважаемый Конституционный Суд РФ, принимайте решения, соответствующие и форме, и по смыслу действующих норм права, Конституции РФ, и ни у кого не возникнет никаких подозрений.

   Дополнение от 23.01.2013

  И в этом случае возникают все-таки сомнения относительно первой причины, по которой, как я предполагал, КС РФ принял неправосудное решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению, и не указал причины отказа, возможно, заботясь о сохранности казны РФ, или все-таки учитывая возможную трансформацию коррупционных интересов в ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, КС РФ действовал в интересах групп лиц, кто получал сверхдоходы от действия неконституционных норм, и лиц, кто умышленно или неумышленно имел отношение к разработке и принятию неконституционного требования ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ. Объективные данные подтверждают эту версию, а вот есть ли правовая возможность официально доказать нам это в границах политической системы РФ? Ответ: конечно же, нет. Ведь недопущение к рассмотрению моего обращения в КС РФ устраивает и действующего, и бывшего Президентов РФ, Федеральное Собрание РФ, Правительство РФ. Так нужна ли такая система народу, государству Российскому? – Нет, не нужна. Какой же выход? – Конечно же, радикально менять политическую систему и Конституцию РФ, обеспечить судебной власти абсолютную независимость от исполнительной и законодательной властей, Президента РФ.

  В связи с тем, что в возникшем конфликте, споре, с одной стороны, около двух миллионов предпринимателей, а косвенно всех граждан России, с другой стороны, Президент РФ, Председатель Правительства РФ, Государственная Дума РФ, то, как мы видим, в этом споре Конституционный Суд РФ негласно стал на сторону Президента РФ, исполнительной и законодательной власти РФ, приняв неправосудное решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению. Да и арбитражные суды в течении шести лет действия ст. 2 Закона №54-ФЗ многократно в разных регионах, рассматривая дела об административных правонарушениях, связанных с нарушением Закона №54-ФЗ, не обнаружили неопределенности в вопросе о конституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ. Я понимаю, что предприниматели в этих спорах, вероятно, не предоставляли в арбитражные суды правовое обоснование неконституционности требования ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, и, вероятно, не требовали от Арбитражных судов направить запрос в КС РФ по вопросу о проверке конституционности этих норм (как это сделал я в марте 2009 года), ведь для этого необходимо хорошо знать право. Допустим, предприниматели не знали и даже не предполагали о неконституционности, но они в праве рассчитывать на то, что на их деньги, как налогоплательщиков, депутаты принимают качественные законы, а случись такое для этого и есть судебная власть, чтобы следить, контролировать издание актов, правильное применение норм права. И суды при принятии решений не связаны доводами сторон, и сами должны были досконально изучить применяемые нормы материального права, и могли бы в этом случае обнаружить неконституционность этих норм. И даже в моем случае, когда я оспаривал в апреле 2009 года в Арбитражном Суде Ростовской области предписание Налоговой инспекции г. Гуково и предоставил в Арбитражный Суд правовое обоснование неконституционности требования ст. 2 Закона №54-ФЗ, и в исковом заявлении было мое требование к Арбитражному суду обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности ст. 2 Закона №54-ФЗ, но и в этом случае по двум делам ни один суд не выполнил мое требование. А рассмотрение дел было затянуто на один месяц, и сразу после внесения изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ (в пятницу 29 июня ГосДума РФ приняла решение о внесении изменений в ст. 2 Закона №54-ФЗ), а 31 июня Арбитражные суды по двум делам приняли неправосудные решения, узаконили незаконную позицию налоговой инспекции, т.е. исполнительной власти.

  А ведь Арбитражные суды по моим искам, даже не направляя запрос в КС РФ о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ по моему требованию, могли бы принять правовое решение, признав предписание налоговой инспекции недействительным, вопреки сложившейся неправильной практике по применению, толкованию ст. 2 Закона №54-ФЗ, в которой установлено исключение, позволяющее части предпринимателей не применять ККТ на основании предоставленного мной в Арбитражный суд правильного правового обоснования по толкованию и применению этих норм. Но нет, утвердили незаконную позицию налоговой инспекции и ранее принятых неправосудных решений.

  Причины, по которой Арбитражные суды приняли неправовые решения, Вы узнаете из нижеизложенного, а также из документа «Обращение предпринимателям РФ применявшим ККТ», где я с позиции права и объективной информации объясняю, что представляет собой судебная практика в РФ, сформированная при разрешении споров публично-правового характера.

В связи с этими примерами, а также множества других примеров, в случаях, когда предметом   спора являются конфликты публично-правового характера – спор с властью неважно по какому предмету, судебная власть с большой неохотой иногда принимает сторону граждан, во множестве других случаях, вопреки праву, - принимает сторону органов власти.

  В связи с этим возникает вопрос, является ли в Российской Федерации судебная власть самостоятельной, независимой от исполнительной и законодательной власти, Президента РФ, и, учитывая изложенное можно сделать вывод, что нет. Тогда по какой причине???

  И об этой третьей причине, которая могла повлиять на принятие Конституционным Судом РФ неправосудного решения, отказав в принятии жалобы к рассмотрению. Есть необходимость рассмотреть это более подробно, и эта причина, по моему мнению, находится в противоречивости отдельных положений Конституции РФ, приводящей к определенной степени зависимости судебной власти от Президента РФ, исполнительной и законодательной власти РФ, что является недопустимым в силу требования ст. 16 (части 2) Конституции РФ, и заключается в следующем.


  В ст. 10 главы 1 «Основы конституционного строя» установлено:

  «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.»

  По смыслу ст. 10 Конституции РФ в России утвержден принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, направленный на реализацию построения правового государства как одного из основных гарантов сохранения и развития народа и государства в современном глобальном мире, а для российской политико-правовой действительности - это аксиома: не будет господствовать закон, реальной независимости судебной власти – не будет государства Российского.

  Я полагаю, что нет особой необходимости пояснять, что понятия «самостоятельность» и «независимость» применительно к принципу ст. 10 Конституции РФ тождественны по значению, и различаются только фонетически.

  Следовательно, ветви власти должны находиться в таких условиях, которые бы исключали любую форму зависимости, способную влиять на принятие решений помимо собственной воли, в т.ч. и теоретическую. При этом надо понимать, что независимость законодательной и исполнительной ветвей властей не может быть абсолютной, они должны стремиться к согласованным действиям, направленных на разрешение политических проблем, в рамках действующей Конституции РФ. Судебная же власть в системе государственной власти занимает особое местоположение. Цели и задачи, стоящие перед ней, ее назначение, состоит в контроле не только за исполнением, правильным применением законов исполнительной властью, гражданами РФ, но и осуществляет контроль за тем, что издал и подписал Президент РФ, что приняла Государственная Дума, что приняли иные субъекты правотворческой деятельности, а также защита конституционных прав и свобод граждан.

  В связи с этим ее независимость от исполнительной и законодательной властей должна быть абсолютной, и исключать самую мизерную степень зависимости от этих ветвей власти, в том числе и теоретическую.

  На деятельность судебной власти могут влиять различные причины, факторы, условия, которые должны быть устранены законом, Конституцией РФ, с целью гарантированного обеспечения абсолютной независимости судебной системы, и, в первую очередь, от влияния исполнительной и законодательной властей. Только так может быть реализован принцип разделения властей, утвержденный в ст. 10 Конституции РФ.

  Возникает вопрос: так ли это? В ст. 128 Конституции РФ установлен порядок назначения Судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и судей других федеральных судов РФ, согласно которому вышеуказанные субъекты назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ. И по смыслу ст. 23 ФКЗ «О Конституционном суде РФ» Председатель Конституционного суда РФ и также два его заместителя назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ, такой же порядок назначения на должность председателей и их заместителей установлен и в отношении Председателей и их заместителей Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

  Следовательно, формирование судебной власти полностью зависит от исполнительной и законодательной властей, Президента РФ. Возникает вопрос: могут ли в этих условиях судьи осуществлять свою деятельность независимо?

  Ведь обретение статуса судьи полностью зависит от воли Президента РФ, исполнительной и законодательной властей (50% верхней палаты Федерального Собрания составляют представители исполнительной власти). Возникает вопрос: могут ли судьи при таких обстоятельствах осуществлять независимую деятельность по контролю за деятельностью тех, благодаря которым они стали судьями?

  Ясно одно, что при таком способе формирования судебного корпуса возникает и существует психологическая зависимость на сознательном и подсознательном уровне, а это такая бездна, вопрос в том, когда и при каких обстоятельствах человек начнет падать в эту бездну, и может ли такая зависимость повлиять на принимаемое решение, особенно в тех случаях, когда принимаемое решение может привести к политической и юридической ответственности Президента РФ, Федерального Собрания РФ и иных представителей власти.

  Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Да, несомненно, при наличии несокрушимой воли на принятие правового решения способ приобретения статуса судьи никак не повлияет. Но, все дело в том, что проявление воли – это психическая способность человека создавать усилие и удерживать его так долго, как это необходимо для решения поставленной задачи, сегодня сильно мутировало, и проявление оной подавляется многими обстоятельствами, я не буду перечислять их, дабы оставить лучшие представления о самом развитом представителе живого мира.

  Так мог ли КС РФ при этих обстоятельствах принять жалобу к рассмотрению? Как мы видим, принято неправовое решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О). И это решение не направлено на защиту конституционных прав граждан, интересов государства, а, вероятно, на то, чтобы отвести угрозу от тех, кто имел отношение к назначению судей КС РФ.

  Могли ли судьи Арбитражного Суда г. Ростова-на-Дону РФ выполнить мое требование и направить запрос в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности требований ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, обязывающих предпринимателей плательщиков единого налога приобретать и применять ККТ? Да нет же, не могли, ведь им нужно было бы вступить в конфликт с Президентом РФ, а ведь он их назначил, и какая была бы судьба этих судей, в случае, если бы они направили запрос в Конституционный Суд РФ. Многие граждане скажут, что ведь судьи часто направляют запросы в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности тех или иных законоположений. Да, это так, но дело в том, что вопрос направлять запрос или нет зависит от того, к какой категории неконституционности относится та или иная неконституционность актов, опасная для власти, раскрывающая о власти то, что может привести к политической и юридической ответственности высшей власти и в этом конкретно случае есть веские косвенные подтверждения, что неконституционность этих норм является не просто ошибкой законодателя, а умышленной трансформацией коррупционных интересов групп лиц, и от действия неконституционных норм государство практически ничего не получало, а получили частные лица, а возмещать вред, причиненный действием неконституционного акта обязано будет государство. Есть и косвенные доказательства того, что в 2009 году действующий Президент РФ Медведев Д.А. знал о неконституционности, и, являясь гарантом Конституции, проявил бездействие, не направил запрос в Конституционный Суд РФ по вопросу о проверке конституционности отмененного требования ст. 2 Закона №54-ФЗ. Возникнет ряд вопросов и к другим субъектам государственной власти, и в случае рассмотрения и признания Конституционным Судом РФ неконституционными законоположения ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, то появятся правовые основания привлечения к политической и юридической ответственности и бывшего Президента РФ, и Федерального Собрания РФ.


  Где-то в конце мая 2012 года КС РФ признал неконституционными установленные санкции в отношении организаторов митингов, предусматривающих административную ответственность за превышение заявленной численности участников митинга фактическому количеству участников. Но в этом случае государство получило неправомерно доходы в виде штрафов, оно же их и вернет и никаких убытков казне, да и к Президенту РФ, подписавшего неконституционный акт, и к депутатам Федерального Собрания РФ никаких претензий, ведь никакого очевидного злого умысла в этой неконституционности нет, с кем не бывает.

  А вот признание неконституционности оспариваемых мной законоположений, это не просто большая разница с предыдущим примером, а катастрофа для всей политической системы, но для государства Российского и народа это хорошо, т.к. в действующей политической системе нет будущего ни у Российского государства, ни у народа. Это свидетельство того, что в этой системе утверждена идеология только интересов власти, неважно законные они или незаконные, для неё – все, для народа – ничего, и это единственная в природе сущность, вот такая квинтэссенция. Заметьте, права двух миллионов предпринимателей, а косвенно всех граждан России, нарушались в течении шести лет, и ни один субъект политической системы, ни один человек из этой системы, ни нашел в себе воли даже заикнуться об этом. Все молчат, как воды много выпили, а ведь всей стране была ясна абсурдность применения ККТ для плательщиков единого налога. Есть и многочисленные косвенные подтверждения того, что многие во власти знали о неконституционности этого требования, в том числе, и гарант Конституции РФ – бывший Президент РФ, но права двух миллионов предпринимателей, а косвенно всех граждан России, для них оказались ничтожными.

  Вчера права народа нарушались таким образом, завтра, возможно, изобретут более ухищренные способы, а послезавтра, когда планетарные, вселенские глобальные проблемы взбесятся, пожирая, изменяя жизненное пространство человечества, Ваше право на жизнь в уменьшающемся пространстве эта политическая система будет защищать, или это право на жизнь также будет для них ничтожным. Поэтому на месте этой политической системы должна быть построена новая, но не теми, кто более двадцати лет назад пришел к власти под одними знаменами, а на практике реализуя совсем иное.

  И чтобы получить ответы на весь спектр этих глобальных вопросов и получить юридические основания для отставки и бывшего, и вероятно действующего Президента РФ, привлечения к политической ответственности всех, кто имел отношение к принятию неконституционного акта, архиважно оспорить в КС РФ законоположения ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ с тем, чтобы приступить к созданию политической системы, в которой будет будущее у народа и государства Российского.

  В мае месяце 2009 года находясь в вестибюле здания Арбитражного суда г. Ростова-на-Дону в ожидании начала очередного слушания по делу об оспаривании предписания налогового органа, я сказал представителю Налоговой инспекции г. Гуково Новосельцевой Н.В., что сейчас суды затянут рассмотрение дел, и как только ГосДума РФ одобрит изменения в ст. 2 Закона №54-ФЗ, так сразу Арбитражные суды примут неправовые решения, поддержав позицию налоговой инспекции. Так и произошло. В соответствии с п. 1 ст. 200 АПК РФ для рассмотрения дел по оспариванию ненормативных актов установлен срок, не превышающий двух месяцев, а рассмотрение этих дел было завершено по истечении трех месяцев. Я изучал практику рассмотрения дел по аналогичным делам, как правило, срок рассмотрения дел превышал чуть больше месяца. Решения пеклись как блины, по сценарию уже сложившейся судебной практики. Но у меня не возникло неприязни к судьям Арбитражных судов, как и к судьям КС РФ в связи с принятием неправового решения, т.к. на сегодняшний день вся судебная власть РФ является заложницей политической системы РФ, т.к. судебная власть назначается Президентом РФ, исполнительной и законодательной властями, и изначально зависит от них, то быть убежденным при этих обстоятельствах, что судебная власть будет осуществлять беспристрастный судебный контроль за деятельностью Президента РФ, исполнительной и законодательной властей не приходится. Как говорится в таком случае...

  В части 2 ст. 16 Конституции РФ установлен принцип, согласно которому никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя РФ. Вывод: порядок назначения и формирования судебной власти, установленный в ст. 83, 102, 128 Конституции РФ, не обеспечивает гарантировано независимости судебной власти ни теоретически, ни практически, от Президента РФ, исполнительной и законодательной властей РФ, противоречит принципу разделения властей, принципу независимости, самостоятельности властей, что является недопустимым в силу установленного требования ст. 16 (части 2) Конституции РФ, и, безусловно, это противоречие должно быть устранено.

  Поэтому, чтобы устранить это противоречие и обеспечения более высокой степени независимости судебная власть должна формироваться по тому же принципу, как и законодательная. Нет, я бесконечно далек от мысли, чтобы всех судей избирать путем всенародного голосования, но то, что судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ должны избираться населением, и это тот момент, когда народ судит судью. И уже избранные судьи Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ могут формировать систему судов общей юрисдикции и систему арбитражных судов, это может быть как один из вариантов.

  Нет, безусловно, это не решит всей проблемы, и это не панацея, учитывая, тотальное присутствие «партии власти» в исполнительной и законодательной властях и политической апатии населения. Но, все-таки, вероятно, в какой-то степени такой способ формирования судебной власти повысит уровень независимости судебной власти. Да и срок полномочий судей должен быть ограничен 7-10 годами, не более двух сроков, учитывая некоторые обстоятельства, связанные с судебной деятельностью и психологической нагрузкой, которую испытывают судьи при разбирательствах и принятии решений, конечно, в случае, когда принимаются законные беспристрастные решения, и судья руководствуется только законом, принципом равенства всех перед законом и судом независимо от должностного, имущественного, социального положения и т.д. И как говорится в таких случаях, пожелать им сохранить здоровье и уйти на заслуженный отдых без значительного повреждения жизненно важных органов и психических расстройств, возможно перейти на другую работу, преподавать, писать трактаты по праву и т.д., но как видим, пишу трактаты по праву пока я, вытаскивая на поверхность глубинные проблемы политической системы.


   Дополнение от 23.01.2013

  Но все же применительно к сегодняшним реалиям российской действительности, когда часть судебных решений принимается в зависимости от социального, имущественного, должностного, национального положения, не основаны на нормах права, или неправильно оцениваются обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, не повредило бы, чтобы всех судей избирали путем всенародного тайного голосования. Но для начала необходимо принять избирательный акт, соответствующий Конституции РФ, принципам справедливости, равноправия, законности, и принять еще ряд актов и внести изменения, дополнения в отдельные акты, в том числе, приступить к разработке и принятию новой Конституции РФ, и еще много чего нужно сделать, чтобы государство Российское обрело признаки правового.

  В феврале 2012 года Президент РФ Медведев Д.А. представил Совету Федерации РФ на должность Председателя КС РФ Зорькина В.Д., а уже 22 марта 2012 года в составе Председателя КС РФ Зорькина В.Д. и семнадцати судей КС РФ было принято неправосудное решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О). Учитывая, что летом-осенью 2009 года в прессе развернулась шумиха о возврате к обязательному применению ККТ, по этому поводу Президент РФ Медведев Д.А. на телевидении резко и безапелляционно заявил, что возврата к обязательному применению ККТ не будет, следовательно, он с большой долей вероятности знал о неконституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, ведь, как он сам утверждал, он хороший юрист. Но, а если знал, то почему в 2009 году не направил запрос в КС РФ о проверке конституционности этих норм, ведь он в тот момент был Президентом РФ, гарантом Конституции РФ? Почему не исполнил свои обязанности?

  Косвенно версию о том, что бывший Президент РФ Медведев Д.А. знал о неконституционности оспариваемых мною норм, подтверждают и странности в действиях, поведении бывшего Президента РФ Медведев Д.А. после подачи мной первичной жалобы в КС РФ от 19.11.2011 года и второй жалобы в КС РФ от 07.02.2012 года. Подробно об этом Вы можете узнать из материала «Комментарий на уведомление Администрации Президента РФ от 12.12.2011 года», который временно снят со страниц сайта, и в новой редакции с существенными дополнениями будет размещен на сайте в феврале-марте 2013 года.

  В связи с этим возникает вопрос: мог ли Президент РФ Медведев Д.А., представляя Зорькина В.Д. на должность Председателя КС РФ, повлиять на Зорькина В.Д. с тем, чтобы Конституционный Суд РФ нашел способ, проявил изобретательность и отказал в принятии жалобы к рассмотрению. Учитывая все обстоятельства этой истории, мы вправе предположить, что мог, что это были просьба, требование, обещание каких-либо выгод. Мы можем только предполагать, но то, как это происходит, мы все прекрасно осознаем. (Прим.: такой порядок назначения на должность Председателя КС РФ в феврале 2012 года был применен впервые и до 2009 года Председатель КС РФ избирался непосредственно судьями КС РФ из числа судей КС РФ. Какие мотивы были для подобных изменений в ФКЗ-1 «О КС РФ», от кого они исходили, от самих судей КС РФ или от Президента РФ и Совета Федерации, кого не устраивал прежний порядок? Но раз такие изменения в ФКЗ-1 были внесены, и назначение на должность Председателя КС РФ стало зависеть от Президента РФ и Совета Федерации, значит им это выгодно и необходимо, значит они назначая Председателя КС РФ, имеют возможность и влиять на его деятельность, что, вероятно, и произошло. Иные мотивы изменения порядка назначения Председателя КС РФ однозначно алогичны. И как реальность – принято неправовое решение КС РФ об отказе в принятии поданной мной жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-ОО)).

  Существуй прямой способ избрания судей на основе всеобщего тайного голосования и на определенный срок, относительно судей Конституционного Суда РФ, принявших неправовое решение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О), со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что никто из них и никогда, и ни при каких обстоятельствах не был бы избран вновь судьей, если бы кто-либо из них рискнул вновь обрести статус судьи КС РФ. А так они будут также осуществлять судейство и продолжать следовать курсу господствующей идеологии псевдо-правового государства. Но могу уверить граждан, все когда-либо заканчивается, вопрос - как и с какими последствиями.

  Итак, я изложил три возможные причины, которые могли повлиять на принятие неправового решения Конституционным Судом РФ, отказавшего в принятии жалобы к рассмотрению по моему обращению (Определение КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О).

  Могли ли они повлиять или нет, выводы сделайте сами.

  В начале этого материала я доводил до Вашего сведения, что принятое решение КС РФ не ставит точку в разрешении вопроса о проверке конституционности оспариваемых мной законоположений, утративших силу, ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ. Необходимости в обжаловании Определения КС РФ от 22 марта 2012 года №422-О-О нет никакой, мне достаточно устранить предполагаемые причины, послужившие основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению, и, несмотря на то, что КС РФ не указывает какие причины легли в основу принятого решения, просто таких причин не было, но буду исходить из того, что КС РФ посчитал, что раз этот предприниматель не применял и, следовательно, и не приобретал ККТ, то его права не были нарушены утратившим силу требованием ст. 2 Закона №54-ФЗ, хотя это и не так.

  Поэтому новое обращение в КС РФ о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ будет направлено от лица предпринимателей, кто приобретал и применял ККТ.

  В связи с этим я обращаюсь к предпринимателям РФ, желающих принять участие в оспаривании требований ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ применять и приобретать ККТ, в КС РФ. Для этого мне от вас потребуется согласие. Мне потребуется доверенность от вас с правом представлять ваши интересы в органах государственной власти и судах судебной системы РФ, документы подтверждающие, что вы являлись плательщиками единого налога, документ подтверждающий применение ККТ. Часть этих документов необходимо получить в налоговой инспекции самостоятельно или смогу получить я, если у меня будет доверенность от Вас. Как это сделать, я объясню при личной встречи, подробно. В связи с этим я оплачиваю стоимость доверенности, компенсирую Вам упущенную выгоду за время потраченное на оформление доверенности и хождению в налоговую инспекцию, из расчета, я полагаю, одной тысячи в день потраченные на эти действия, или по договоренности.


  Также справедливо будет оговорить о вознаграждении, за согласие принять участие в оспаривании неконституционных норм(за смелость и мужество), но о вознаграждении речь может идти только в том случае, если КС РФ признает неконституционность оспариваемых норм права, в чем у меня нет не малейшего сомнения. И предприниматели согласно предложенному мной договору выплатят мне вознаграждение, оговоренное в обращении к Предпринимателям РФ в редакции от 12.07.2012 года. Я же получив Ваше согласие и доверенность, составлю текст обращения от Вашего имени и необходимые документы, прилагаемые к обращению. И после того, как пакет документов будет готов, коллективное обращение будет направлено в КС РФ непосредственно или почтой.

  Поэтому с новым обращением в КС РФ торопиться не буду. Спешить буду, не торопясь. Сейчас основная моя задача на этом этапе обеспечить доступность материалов и документов, связанных с оспариванием ст.2, ст.5 Закона №54-ФЗ в информационном пространстве для широкого ознакомления общественностью, время для этого уже наступило, власть наделала много неверных, глупых ходов, надеясь одержать победу в этом поединке со мной.

  Уважаемые граждане предприниматели, приношу извинения за нарушение сроков размещения на сайте обозначенных мной документов и материалов в новой редакции, причина банально проста, дефицит времени, в связи с тем, что в июле этого года управляющая компания начала проводить в нашем доме капитальный ремонт, разрушили не мало и я в силу этого три-четыре месяца должен посвятить своему жилищу, которому не мог посвятить на протяжении семи-восьми лет занимаясь разрешением конфликтов публично-правового характера разрушая коррупционные схемы, местечкового регионального, федерального уровней, защищая права предпринимателей и свои. Но уже сегодня, т.е. 14.11.2012 года справедливо будет отметить, что и сделано немало на деньги, выделенные из бюджета области в сумме двух миллионов рублей на проведение капремонта, за что благодарность всем, кто осуществлял ремонт, и хотелось, чтобы зарплата у них была намного выше, чем та, которую они получали за проделанную работу. В связи с этим обозначенные мной материалы и документы в новой редакции с существенными дополнениями будут размещены на сайте не позже 15.03.2013 года. Всё, что связано с оспариванием стать 2 и статьи 5 Закона №54-ФЗ и другими обязательствами остается в силе.

  Также довожу до Вашего сведения, что есть предприниматели, пожелавшие принять участие в оспаривании ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, есть и документы, подтверждающие приобретение и применение ККТ. В связи с чем, новое обращение в КС РФ будет направлено в первом квартале 2013 года, или может быть немного позднее, исходя из практических, стратегических целей. Я уже об этом выше сообщал, мог бы отправить и до Нового года, но есть некоторые обстоятельства, которые говорят, что не нужно спешить, и о них я пока умолчу.

  Дополнение от 23.01.2013

Бесспорно, нужно полагать, что власть рассчитывает и на то, что среди предпринимателей, применявших ККТ, не найдется тех, кто проявит решительность, мужество, займет гражданскую позицию и пожелает принять участие в оспаривании ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, а учитывая, что Конституционный Суд РФ принял неправовое решение, отказав в принятии жалобы к рассмотрению, нужно полагать, что власть вероятно рассчитывает, что мое стремление оспорить неконституционные законоположения будет исчерпано, и, возможно, исповедует принцип восточного мудреца Хаджи Насреддина и рассчитывают на то, что со мной что-либо случиться.

  Отвечаю - не дождутся, и есть предприниматели, пожелавшие принять участие в оспаривании ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, учитывая те цели и задачи, достижение и разрешение которых я связываю с оспариванием ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, архиважны не только для предпринимателей и меня, а прежде всего для государства Российского, и мной будут использованы все имеющиеся в моем распоряжении ресурсы, а воли, интеллекта, решительности, упорства мне не занимать. Отмечу, что основной целью, связанной с оспариванием требования ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ, я ставлю не только получение права на возмещение вреда, причиненного действием неконституционного требования приобретать и применять ККТ для плательщиков единого налога, примерно двум миллионам предпринимателям за счет казны РФ, а это приблизительно 150-180 миллиардов рублей, и как следствие этого, теоретически получение мной вознаграждения от предпринимателей в размере 10 % согласно договору или обычаям делового оборота, что может составлять 15-18 миллиардов рублей, и даже не основной целью будет являться и то, что в случае признания Конституционным Судом РФ неконституционность требований законоположений ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ появятся правовые предпосылки к отставке бывшего Президента РФ Медведева Д.А. и Федерального Собрания РФ, возможно, и действующего Президента РФ. Отмечу, эти цели очень важны для предпринимателей, меня, граждан РФ, государства Российского, но основной и главной целью моего обращения в КС РФ является действие, направленное на выявление и подъема на поверхность из недосягаемых глубин проблем политической системы РФ, которые, если не будут разрешены, приведут к гибели государства Российского. Моя цель изъять право из хозяйственного оборота гигантской корпорации, превратившей право из системы социальной ценности в объект продаж, дарения, отчуждения и т.д., вернуть право исконному владельцу – вот главная цель. Право должно быть общественным достоянием. Обращение в КС РФ и признание неконституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ и послужит началом пути к построению правового государства. То, что построено и строится сейчас, - это псевдо-правовой тип государства, мираж и господство правовых, политических софизмов и алогизмов.

  Но именно такой тип государства, построенный под пристальным контролем клана этнических клонов, эго-реформаторов и их прихвостней, успешно служит интересам мировой закулисы, Вашингтонского обкома, и такой тип псевдо-правового государства опасен и враждебен коренным народам России и государству Российскому.

  И еще, до 31 декабря 2012 года я постараюсь разместить на сайте все документы, временно снятые со страниц сайта, в новой редакции со значимыми дополнениями. Также до 15 января 2013 года или немного позже я сообщу о состоянии счетов и количестве предпринимателей, перечисливших деньги на открытые мной счета, с соответствующими комментариями. Также на сайте по мере возможности я буду размещать обещанные материалы и комментарии. Действительно, просто не хватает времени. Но в некоторых случаях возникает необходимость задержать размещение тех или иных материалов на сайте с определенными целями, которые я пока не могу оглашать. Как только я направлю новое обращение в КС РФ, я сразу доведу до Вашего сведения этот факт, здесь же в этом материале после этих строк…


  В связи с этим моя просьба к Вам, изучайте и распространяйте информацию о сайте в социальных сетях, своим знакомым, друзьям, близким. Только объединившись, и Ваше мужество и решительность приведет к победе, дорогу осилит идущий.

   Дополнение от 23.01.2013

  Также довожу до Вашего сведения, что власти (высшей власти), как я полагаю, известно об этом сайте, уверен, что внимательно отслеживают, что и когда я размещаю на страницах сайтах, отсюда и некоторые странности в поведении власти, высших должностных лиц государства, отсюда и некоторые внешне позитивные перемены в политической жизни РФ. Но при этом власть создает видимость, что ей не известно о сайте «Народ, право и власть», и пока никаким образом открыто не реагирует на материалы, размещенные на этом сайте, но бесконечно умалчивать об этом не удастся. Но что примечательно, некоторые политики втихую используют интеллектуальную информацию с сайта «Народ, право и власть» и пытаются выдать как результат деятельности собственного умишка, пусть будет так, лишь бы на пользу государства Российского. Более подробно о моих наблюдениях и об этих явлениях Вы сможете узнать из материала «Комментарий на уведомление Президента РФ от 12.12.2011» по поводу моего обращения к Президенту РФ Медведеву Д.А. Этот материал временно снят со страниц сайта и будет вновь размещен на страницах сайта с существенными дополнениями в феврале-марте 2013 года, может быть, немного позже.

    Сообщение от 23.07.2013 года: я, автор этого материала, довожу до сведения предпринимателей, граждан РФ, что я еще на сегодняшний день не обратился в КС РФ с новой, третьей по счету жалобой по вопросу о проверке конституционности ст. 2, ст. 5 Закона №54-ФЗ по трем причинам. О первой причине Вы можете узнать, ознакомившись с заключительной частью моего «Обращения к предпринимателям РФ», датированной 05.07.2013 г. и размещенной на сайте 23.07.2013 года. О второй причине Вы узнаете из материала «Комментарий на уведомление Президента РФ от 12.12.2012 г.» после его размещения на страницах сайта. Третья причина будет названа и размещена здесь после этого сообщения и только тогда, когда я уже обращусь в КС РФ с третьим по счету обращением, и оно обязательно будет, и как я уже ранее сообщал в этом материале, сроков давности по оспариванию утративших силу актов, действием которых нарушались права граждан, не установлено и не может быть установлено, поэтому даже если предположить, что и третье обращение в КС РФ будет не принято КС РФ по каким-либо причинам, законным или незаконным, то будет четвертое, пятое и т.д. обращение до тех пор, пока жалоба не будет принята к рассмотрению.

    И еще в этот материал на странице 7 добавлено дополнение, датированное 23.07.2013 г., – вывод - предположение, который мной был упущен при размещении текста этого материала на страницах сайта по техническим причинам.

 

Богданов-Болдырев Е.С.

Подпись