ПРОДОЛЖЕНИЕ размещено - 30.11.2016

| Печать |
От автора сайта «Народ, право и власть» - Часть 1

 

Народ, право и власть

В дополнение к вышеизложенным, в предшествующем материале фактам, обстоятельствам подтверждающих, что в отношении меня и моей семьи было не только спланировано преступление, в котором главной «ударной силой» должен был стать цыганский табор, присланный из города Екатеринбурга  и то, что оно планомерно исполнялось  и, что в доме, где я проживаю, у этого преступления  оказались помощники в «лицах» еврейской семьи Дубовиков и семьи Ганиных живущих в одном со мной многоквартирном доме. Хочу обратить внимание читателя ещё на одно обстоятельство, дающие повод полагать, что эти помощники принимали участие в подготовке спланированного преступления против меня и моей семьи, вряд ли по недоразумению или в результате стечения случайных факторов, а  действовали совершенно осознанно, а значит и злонамеренно.

Суть этого обстоятельства состоит в следующем. Возраст цыганских детей расселившихся в доме по улице Мира 23 и в доме где проживаю я, был в пределах от двух лет (самому младшему), и до десяти-одиннадцати лет (самому старшему), притом, что детей или внуков такого же возраста, которые проживали бы совместно с еврейской семьёй Дубовиков в принадлежащей им квартире у них не было, в отличие от моей семьи.

Еврейская чета проживала самостоятельно, с момента приобретения ими квартиры по соседству со мной. К ним временами приезжали взрослые дети с внуками, которые никогда, повторяю никогда не проводили досуг во дворе нашего дома. А это значит, контактов, знакомств, и тем более дружбы в этих обстоятельствах не могло возникнуть между цыганскими детьми поселившихся в квартире №5 и внуками Дубовиков, которые внешне сопоставимы по возрасту с цыганскими детьми. Но таких контактов у внуков Дубовиков не могло возникнуть и между детьми, которые давно проживают на постоянной основе в нашем доме.

Еврейская семья Дубовиков скрупулёзно оберегала своих внуков от нежелательных контактов, видимо считая таковыми и контакты с детьми которые давно и постоянно живут в нашем доме. Нет, нет, этим обстоятельством я не сколько не хочу упрекнуть еврейскую семью Дубовиков в социальном пренебрежении, человеконенавистничестве, расизме, или ещё в чём либо, это их законное право,  определять с кем, когда и как заводить знакомство, или дружбу их детям, или внукам.

Но именно этого права, эта еврейская семейка, точнее «правозащитница» жена еврея Дубовика, лишила других жильцов дома, у которых есть дети, взявшись опекать цыган поселившихся в нашем доме в квартире №5, выразившиеся в  умышленном, наглом навязывании их присутствия в нашем доме, дворе, другим жильцам нашего дома. Диктуя жильцам нашего дома свои, ничем не оправданные намерения, желания. Вряд ли эта «правозащитница», не осознавала того, что мои дети, а также дети других жильцов, постоянно проживающих в нашем доме, не смогут избежать контактов с цыганскими детьми при всём желании родителей этих детей, так и самих детей, в отличие от её внуков. Тем более, эта «правозащитница» не могла не знать, что в современной России, вряд ли отыщется десяток цыганских таборов, из тысяч, за которым не числились бы тяжелые криминальные преступления, как и то, что любой родитель, адекватно реагирующий на современную действительность в сфере преступности, независимо от национальной принадлежности, сделает всё возможное, чтобы в кругу общения их детей, не было цыганского следа. Учитывая эти обстоятельства и отмеченные мной в предшествующем материале, можно сделать утвердительный вывод:  жена еврея Дубовика совершенно осознано опекала цыганский табор поселившийся в квартире №5, зная с какой целью он поселился в нашем доме, а значит действовала злонамеренно.

То же самое, относится и к семье Ганиных, точнее Галине Владимировне, которая «странным образом», в нарушение требований норм права, «отерезилась» заботой о цыганских детях. Навязывая их общество, не только моему младшему сыну, детям живущих в нашем доме, но и детям  посещающим детский сад в котором она работает, не спросив на то согласия у родителей этих детей. Единственное различие между еврейской семьёй Дубовиков и семьёй бывшего полицейского Ганина, так это то, что с Ганиными живет, или жил на постоянной основе их внук. Но их внук, закончил, или заканчивает в этом году одиннадцатый класс, получается он значительно старше, самого старшего цыганского ребёнка, а это значит, что и он, как и внуки Дубовиков защищены от контактов с цыганскими детьми, прежде всего в силу значительной разницы в возрасте. Да и в прежние годы, я никогда не видел его  проводящим досуг во дворе нашего дома. Видимо уже с ранних пор, с определенными целями Ганины  оберегали своего внука, от любых контактов с подростками нашего дома. Но это их право.

Но почему-то жена Ганина, как и жена еврея Дубовика, в случае с поселившимися в доме цыганами, посчитали, что они вправе навязывать жильцам дома свою «волю», свои ничем неоправданные  намерения. Назойливо, даже нагло до определённого момента, навязывать общество цыганских детей не своим детям и внукам. Своих чад они оберегали.  И, единственной причиной этих действий могло быть осознанное или неосознанное участие в спланированном против меня и моей семьи преступления. С той разницей, что видимо «дубовичка» действовала осознано, и знала о спланированном преступлении  против меня и моей семьи, а вот жена бывшего полицейского Ганина, видимо исполняла чужую волю, не зная о преступлении и не понимая, для чего всё она это делает. Хотя не исключено и обратное.

Учитывая все известные факты, обстоятельства накопившиеся к середине июля этого года в моем оперативном распоряжении, о них я рассказал читателю в этом и предшествующих материалах, я уже отчётливо представлял, не только то, что в отношении меня и моей семьи спланировано преступление, целью которого является полное уничтожение моей семьи, но и точно знал характер и полный состав преступления, которое подошло к завершающей стадии, и даже знал когда оно будет совершено, конкретно месяц и день. Об этом в деталях в следующем материале.

Естественно передо мной встала задача, разрушить преступный замысел, заставить организаторов преступления действовать под моим контролем, по моему плану, ведущего не только к разрушению преступного замысла, но и к выявлению фактов, обстоятельств преступления и, что самое главное, выявлению  организаторов преступления, но так, чтобы они ничего не заподозрили.  Для этого я предпринял ряд мер, которые позволили мне взять под контроль исполнение преступления спланированного против меня и моей семьи, где главной ударной силой выступал цыганский табор, а также «засвечиваться» организаторам и исполнителям этого преступления.


 

Для реализации этого плана, сначала я решил побеседовать с главой цыганского табора прибывшего из города Екатеринбурга на автомобиле ВАЗ 2112, точно таком же как и у меня, с целью, не столько выяснить что-либо нужное мне для прояснения характера и состава преступления, которое было спланировано в отношении меня и моей семьи. Состав и характер преступления, я и так знал во всех деталях, так как логика известных мне обстоятельств, а их десятки, точно определяла и состав и характер спланированного преступления против моей семьи.

Общение с главой цыганского семейства необходимо было  для того, чтобы через него передать нужную мне информацию организаторам преступления, спланированного против меня и моей семьи, которая заставила бы их действовать по моему плану. Ну и конечно, во время беседы провести своего рода психологическую диагностику «личности», - главы цыганского семейства который был прислан в город Гуково, для того чтобы совершить преступление против меня и моей семьи, так как понимал что те «лица», которые прислали цыганский табор в город Гуково, часть из которого поселили в доме по улице Мира 23, другую часть в доме где живу я со своей семьёй, хотят знать, как именно я, реагирую на появление цыган в нашем доме, как и на наличие у них автомобиля на котором прибыл глава цыганского семейства, точно такой же марки, и такого же цвета, практически и такого же года выпуска, как и у меня.

А такую информацию организаторы преступления могли получать только от цыган, или от бывшего полицейского В. Ганина, либо от еврейской семьи Дубовиков. Ведь до 05.08.2016 года, на сайте я не размещал никакой информации, относящейся к теме проектов связанных с нейтрализацией моей деятельности, физического устранения меня и моей семьи. Только, в материале от 31.07.2016 года, размещённого на сайте в новой редакции 05.08.2016 года, я впервые довёл до читателя, что у меня есть основания полагать, что либеральный клан принял решение нейтрализовать меня (см. страницу 9 материала - Продолжение от 31.07.2016 года).

Но, В. Ганин, также как и Дубовики ничего не могли передать организаторам преступления, так как моё общение с ними заключалось только в  приветствии, когда сталкивался с ними непроизвольно, и то, это происходило до 22.08.2016 года. То есть, до того момента, как я разместил на сайте материал отмеченный этим числом, в котором я, обозначил В. Ганина, как возможного участника преступления, спланированного против меня и моей семьи. О Дубовиках, в этом материале я намеренно умолчал, хотя они «засветились» как предполагаемые соучастники преступления с момента заселения  цыган в квартиру №5, также как и Ганины, точнее жена В. Ганина, Галина Владимировна, то есть с конца июня, или начала июля этого года. Так как считал, что ещё не наступил тот момент, когда необходимо будет Дубовиков (точнее жену Дубовика) обозначить, как предполагаемых соучастников преступления, разместив на сайте соответствующею информацию, с определёнными целями. Позволившие в дальнейшем выявить не только их соучастие в спланированном преступлении против меня и моей семьи, но и через эту информацию принудить организаторов преступления, приславших цыганский табор в город Гуково, убрать цыган из контролируемой ими квартиры №5. Но именно с этого времени я перестал при встрече с ними их приветствовать, за исключением жены Ганина.

Так как Галина Владимировна вела себя так, по отношению к моей семье, будто бы  она ничего не знает ни о моём сайте, ни и о том, что в материале от 22.08.2016 года размещённым на сайте я указал В. Ганина, её мужа, в числе лиц, предполагаемых мной, как  участников проекта расправы надо мной. Или она, зная об этой информации, осознано вела себя именно так, что будто бы ничего не знает об этих обстоятельствах, с целью вызвать у меня определённые сомнения в своих предположениях, относительно их причастия к преступлению спланированному против меня и моей семьи.

Приветствуя, или отвечая на приветствие Г. В. в тот период, лично мне хотелось думать, что она действительно не знала о содержании последней страницы материала от 22.08.2016 года, и обмениваясь приветствиями со мной, или моей женой она не играет определённую роль. Но к моему сожалению, события произошедшие в сентябре-ноябре 2016 года,  опровергли мои надежды, действительность оказалась намного прозаичней. Судя по этим событиям, Г. В., как и её муж Ганин знали и о моём сайте, естественно и о том, что я на нём размещаю информацию касательно их причастности к спланированному преступлению против меня и моей семьи.  А значит, отвечая на мои приветствия, или общаясь с моей женой, она к моему сожалению, все-таки  играла роль.   Вопрос только в том, знала ли она, или понимала, что приглашая цыганских детей в детский сад где она работает, нарушая при этом требования права, как и одновременно с этим, настойчиво, неправомерно предлагала моей жене оформить нашего сына в этот же детский сад, что этими действиями она участвует в проекте по уничтожению моей семьи? На этот вопрос, даже сейчас я не могу ответить однозначно.

Продолжу и, вернусь к теме, запланированной мной беседы с главой цыганского табора. Такая беседа состоялась в середине июля этого года, где-то числа 16-17 июля. И повод для неё нашелся подходящий……

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ и будет размещено на сайте 07.12.2016 года. Причина, что я не полностью размещаю этот материал сейчас, связана с тем, что я всё-таки не выкроил время, чтобы уточнить одно обстоятельство связанное с заметанием следов преступления спланированного против меня и моей семьи, об этом я оповестил читателей в сообщении от 22.11.2016 года. А без этого уточнения, некоторые события отражённые в материале будет как бы разорваны. Но я обещаю, к 07.12.2016 года, я изыщу время и размещу на сайте материал в том виде, в каком я его хотел бы разместить.